«Сама виновата»: почему женщины в России не хотят слушать других женщин

«Сама виновата»: почему женщины в России не хотят слушать других женщин

Упоминание наших женщин в заголовке неслучайно. Возможно, в других странах происходит то же самое. Но у нас есть кейс Елены Прокловой — и мы видим, что с ним происходит. Попробуем понять почему.

Немного предыстории: 24 апреля на НТВ вышла программа «Секрет на миллион» с Еленой Прокловой. Открыв финальный конверт, актриса призналась, что в 15 лет ее домогался известный актер. В соцсетях активно рассматривают две версии — Олег Табаков, о романе с которым актриса рассказывала и до этого, или Олег Ефремов. При этом о первом пишут настолько больше, что Марина Зудина, вдова Табакова, уже несколько раз прокомментировала ситуацию. Хотя конкретных имен, напомним, никто не называл.

Интересно при этом здесь другое — в комментариях к каждому первому посту на тему cобираются сотни и даже тысячи женщин, готовых смешать Проклову с грязью. Сложно представить, что актриса эту историю выдумала ради хайпа и денег (которые, кстати, после передачи она не забрала, а перевела в фонд). Но еще сложнее понять, почему те, кто теоретически мог оказаться в похожей ситуации, именно так реагируют.

Мы убрали из этой истории эмоции и нашли несколько вполне научных объяснений.

«Сама виновата»: почему женщины в России не хотят слушать других женщин

1 Патриархат

Большинство российских женщин воспитаны в строгих рамках патриархальной культуры, где мужчина — глава семьи, ее безраздельный владелец, царь и Бог, которого нужно слушать и которому нужно подчиняться. Отсюда не кажется удивительным, что в ситуации, где друг другу противопоставляются мужчина и женщина примерно одинаковой величины, ставки делаются именно на мужчину. Неслучайно у нас есть выражение «пусть плохонький, да свой», которое отражает необходимость иметь мужчину, чтобы хоть как-то состояться в жизни.

Отсюда же все эти «сама виновата», «нечего было ноги раздвигать» и «да какое отвращение к сексу, когда она на всех прыгала» в адрес Прокловой, поделившейся, в общем-то, одной из самых сложных для каждого человека (и, тем более, ребенка — а в 15 лет это еще совсем ребенок) вещей. 

2 Эффект ореола

Дополнительно ситуацию усложняет то, что речь идет о ком-то уважаемом, заслуженном, гениальном, кто вдруг оказался обладателем не самых человеческих качеств. В психологии есть понятие «эффект ореола» — наделение несуществующими (но всегда положительными) личными характеристиками человека, который чего-то в жизни добился.

«Сама виновата»: почему женщины в России не хотят слушать других женщин

Наш мозг в этом смысле устроен довольно примитивно: раз он успешен, значит он хорош. Разорвать стереотипные связи, когда вскрывается иное, не так просто. К этому можно прийти только через весь спектр эмоций, включая агрессию, отрицание, смирение — и только потом принятие.

Хотя фамилий, имен и времени действия никто не озвучивал, люди, которые в соцсетях ополчились на Елену Проклову, очень хорошо понимают, о таланте какого масштаба они говорят. И как раз поэтому им сложно даже помыслить, что такая величина может так низко упасть. 

3 ПТСР

А еще есть такая штука, как посттравматическое расстройство (ПТСР), свойственное женщинам, которые когда-то сами пережили насилие. Важно понимать, что та же Проклова не говорит о сексуальном опыте: она говорит о принуждении, наблюдении, сальных фразах и неловких (хотя скорее страшных) моментах, но не о сексе как таковом.

Другое дело, что для девочки нет особенной разницы в том, что происходит. При этом насилие может быть не только сексуальным: оно может быть психическим, физическим, моральным. И когда «взрослый дядя» просто берет тебя за талию, это тоже может восприниматься как насилие. Даже в том случае, если этот «дядя» ничего такого не имел в виду.

Но наша психика умеет блокировать негативные переживания, загонять их в глубины подсознания, откуда вытащить все это довольно сложно. И если Елена собралась и вытащила, то многие другие могли и не. Возможно, отсюда столько ненависти в адрес жертвы, а не насильника. Столько неоправданных обвинений и хейта, который сейчас называется модным словом «виктимблейминг».

«Сама виновата»: почему женщины в России не хотят слушать других женщин

Безусловно, это работает не для каждого случая — но это определенно одно из объяснений. Мозг будет пытаться оттолкнуть до последнего то, что, если осознать, что это происходило и с тобой тоже, окажется невыносимым.

4 Внутренняя мизогиния

Наконец, нельзя забывать о внутренней мизогинии — ненависти к женщинам. Этот пункт перекликается с первым, патриархальным, но выделить его отдельно все же стоит. В нашей стране (опять же, возможно, не только в нашей, но мы говорим про Россию, потому что знаем, что в ней происходит, и не знаем, что происходит «у них») девочек часто воспитывали как «приложение» к мужчине. 

Именно поэтому тех, кто не вышел замуж до 30-ти, считают несостоятельными. Даже если они построили карьеру, путешествуют по миру и вообще чувствуют себя на миллион, им кто-нибудь да скажет, что «ой, а кто же тебе стакан воды в старости поднесет» или «да, ребеночка бы тебе теперь».

Так внутри нас, даже если мы сами ого не подозреваем, формируется ненависть к женщинам. Если мы из тех, кто сидит дома с детьми и хранит домашний очаг, нас невероятно раздражают те, кто «уделывает» мужчин в бизнесе и даже не собирается замуж. А если, наоборот, мы шагаем по профессиональной лестнице и путешествуем семь раз в год (пандемия не в счет), нас как-то подергивает от «счастливых жен и матерей» с бесконечными фотографиями румяных пупсиков в инстаграме.

«Сама виновата»: почему женщины в России не хотят слушать других женщин

Возвращаясь к Елене Прокловой: она приняла на себя «праведный гнев» тех, кто тоже, может, хотел бы быть сумасшедше красивым в юности, сделать себе имя в кино и, что скрывать, крутить романы с женатыми и влиятельными мужчинами. Часть из тех, кто сейчас кидается в ее сторону словами на буквы «ш» и «п», определенно «просто завидует» и «с жиру бесится». 

5 «Неправильный» феминизм

Ну, и последний пункт — феминизм, который в России несколько перекособочило. В самом движении нет ничего плохого. Наоборот, в нем очень много хорошего и полезного. Но если вспомнить, сколько наших знакомых при упоминании этого явления начинают кривиться в ухмылке, становится понятно, что здесь что-то не так. 

Российский феминизм развивался не поступательно, как это было на западе, а резко и порой с перегибами. Вот почему, когда на защиту актрисы Прокловой встают женщины явно феминистской направленности, включая богиню кулинарии Нику Белоцерковскую или Ларису Гузееву, это у многих вызывает отторжение.

Как бы там ни было, неправильно клеймить жертву за то, что она жертва. Как бы она ни была одета, как бы ни вела себя и что бы ни говорила, она остается пострадавшей и уж точно ни в чем не виноватой. Вот, пожалуй, главное, что нам нужно вынести из громкой истории. А что ты думаешь по этому поводу?