Казьмина заявила, что Аршавин уговаривал Барановскую прервать третью беременность
Здесь я выложил мои эротические рассказы Которые ты можешь мне его прочитать.
PORNO ENERGY | ИНЦЕСТ ПОРНО
О Семенович - фанатики звездной певицы
Официальное Casino, бонус Всем!
Купить рекламу 4 руб.

Казьмина заявила, что Аршавин уговаривал Барановскую прервать третью беременность

Казьмина заявила, что Аршавин уговаривал Барановскую прервать третью беременность

Экс-супруга футболиста не считает себя разлучницей.

Казьмина заявила, что Аршавин уговаривал Барановскую прервать третью беременность

После девяти лет совместной жизни его чувства угасли. По ее словам, Аршавин хотел уйти от Барановской не зависимо от того, встретил бы он Казьмину или нет. Большую часть жизни с телеведущей ему было просто удобно. Спортсмен был весь в футболе, с семьей виделся редко.

«Я потом поняла, что брак с Юлей — она ведь на год старше его — это был брак мамы с сыном», — заявила Казьмина. По ее словам, Барановская заботилась об отце ее детей: обязательно собирала сумки, следила за одеждой, закупалась продуктами, но при этом манипулировала спортсменом. Отношения телеведущей со свекровью не заладились. Мама Аршавина считала, что та отделяет ее от внуков и футболиста.

Когда спортсмен ушел из семьи к Казьминой, Барановская была беременна. Экс-супруга футболиста не считает себя разлучницей. По ее словам, это Аршавин увел ее от любящего мужчины. А третьего ребенка футболист не хотел.

«Он ей сказал такую фразу: «Запомни: этот ребенок – под твою ответственность. Я с себя снимаю всякую ответственность. Я не хочу этого ребенка, мне не нужен третий ребенок. Не рассчитывай на меня… Он просил предотвратить беременность, когда еще было возможно», — вспомнила Алиса Казьмина.

Казьмина заявила, что Аршавин уговаривал Барановскую прервать третью беременность

Она разоткровенничалась в программе «Судьба человека». Из-за тяжелой болезни Казьмина осталась без носа. Кроме того, мать Аршавина выселила ее с тремя детьми из дома. После проигрыша в суде экс-супруга футболиста не хотела жить.